Мама

Волга


video

Воспитание детей в благочестии на примере Царской семьи.

20 Март 2017

Хорошим примером для современных родителей, интересующихся различными системами воспитания, может стать воспитание детей в царской семье из последней императорской династии России. Эта семья, построенная на огромной любви, полном доверии и взаимопонимании.

Никакой царственности, никакого величия и роскоши вы не увидите на представленных фотографиях, все как у обычных людей. Также дети болеют, проблемы одолевают, но какие нежные отношения у супругов между собой и с детьми...

Будущий император Николай II родился 6 мая 1868 года в Царском Селе. Он был старшим сыном императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Получил строгое, почти суровое воспитание под руководством отца. «Мне нужны нормальные здоровые русские дети», — такое требование выдвигал император Александр III к воспитателям своих детей. Николай II получил хорошее домашнее образование: знал несколько языков, изучил русскую и мировую историю, глубоко разбирался в военном деле, был широко эрудированным человеком.

Императрица Александра Федоровна родилась 25 мая 1872 года в Дармштадте, столице небольшого германского герцогства. В детстве принцесса Алиса была веселым, живым ребенком, за что ее прозвали «Санни» (Солнышко). В семье было семеро детей, все они воспитывались в лучших традициях. Мать установила для них строгий регламент: ни одной минуты без дела! Одежда и еда детей были очень простыми. Девочки сами убирали свои комнаты, выполняли некоторые домашние обязанности.

Воспитание детей в царской семье.

3 ноября 1895 года в семье императора Николая II родилась первая дочь — Ольга; за ней родилась Татьяна (29 мая 1897 года), Мария (14 июня 1899 года) и Анастасия (5 июня 1901 года). Но в семье очень ждали наследника. 30 июля 1904 года в Петергофе появился пятый ребёнок и единственный, долгожданный сын — цесаревич Алексей Николаевич.

Быт семьи не был роскошным в целях воспитания — родители боялись, что богатство и нега испортят характер детей. Императорские дочери жили по двое в комнате — с одной стороны коридора «большая пара» (старшие дочери Ольга и Татьяна), с другой — «маленькая» (младшие дочери Мария и Анастасия).

В комнате младших сестёр стены были выкрашены в серый цвет, потолок расписан бабочками, мебель выдержана в белых и зелёных тонах, проста и безыскусна.

Девочки спали на складных армейских кроватях, каждая из которых была помечена именем владелицы, под толстыми синими одеялами, украшенными монограммой.

Эта традиция исходила со времен Екатерины Великой (такой порядок она завела впервые для своего внука Александра). Кровати легко можно было двигать, чтобы зимой оказаться поближе к теплу или даже в комнате брата, рядом с рождественской ёлкой, а летом поближе к открытым окнам. Здесь же у каждой было по небольшой тумбочке и диванчики с маленькими расшитыми думочками.

Стены украшали иконы и фотографии; фотографировать девочки любили сами – до сих пор сохранилось огромное количество снимков, сделанных в основном в Ливадийском дворце — любимом месте отдыха семьи. Родители старались, чтобы дети постоянно были заняты чем-то полезным, девочек приучали к рукоделию.

Как и в простых небогатых семьях, младшим часто приходилось донашивать вещи, из которых выросли старшие. Полагались им и карманные деньги, на которые можно было покупать друг другу небольшие подарки.

Обучение детей обычно начиналось по достижении ими 8 лет. Первыми предметами были чтение, чистописание, арифметика, Закон Божий. Позднее к этому прибавлялись языки — русский, английский, французский, еще позже - немецкий. Преподавались императорским дочерям также танцы, игра на рояле, хорошие манеры, естественные науки и грамматика.

Императорским дочерям предписывалось подниматься в 8 часов утра, принимать холодную ванну. Завтрак в 9 часов, второй завтрак — в час или в половине первого по воскресеньям. В 5 часов вечера — чай, в 8 — общий ужин.

Все, кто знал семейную жизнь императора, отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов семьи.

Центром ее был Алексей Николаевич, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды.

По отношению к матери дети были полны уважения и предупредительности. Когда императрице нездоровилось, дочери устраивали поочередное дежурство при матери, и та из них, которая в этот день несла дежурство, безвыходно оставалась при ней.

Отношения детей с государем были трогательны — он был для них одновременно царем, отцом и товарищем; чувства их к отцу переходили от почти религиозного поклонения до полной доверчивости и самой сердечной дружбы.

Очень важное воспоминание о духовном состоянии царской семьи оставил священник Афанасий Беляев, который исповедовал детей перед их отъездом в Тобольск: «Впечатление от исповеди получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего царя.

Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи – страстной и греховной – меня привели в изумление, и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в известных мне грехах».

Бесчисленные свидетельства о чудесной помощи по молитвам к Царственной семье; народное почитание царственных мучеников в последние годы стало настолько широким, что в августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной Церкви Государь Николай Александрович, Государыня Александра Федоровна и их дети Алексей, Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия причислены к лику святых страстотерпцев. Память их совершается в день их мученической кончины – 17 июля.

К Царственным страстотерпцам многие христиане обращаются сейчас с молитвой о укреплении семьи и воспитании детей в вере и благочестии, о сохранении их чистоты и целомудрия — ведь во время гонений Императорская семья была особенно сплоченной, пронесла несокрушимую веру православную чрез все скорби и страдания.

«Они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти». (Воспитатель царевича Алексея Пьер Жильяр).